Ноа Дельфи

Супергерой в картинках:
новые приключения старого архетипа

Краткая типология и идеология
современного супергероического комикс-эпоса.
Все любят истории про героев. Приключения, подвиги, невероятная сила и живучесть – это то, что привлекает нас в персонажах сказок, легенд… и современных комикс-боевиков. Архетип Героя, способного преодолевать любые трудности, откликается в нашей душе на эмоции книжных и кино-персонажей. Потому что Герой живет в каждом из нас, и это не красивое преувеличение, а факт из психологии.

Среди множества архетипов бессознательного Герой выделяется своим энергетическим сиянием, привлекательностью. Эта мощная внутренняя фигура помогает нам проходить через испытания, области Тени, решать проблемы и обретать заветное «золотое руно» статуса, власти, успеха. Герой спасает и защищает, он верен своему долгу и никогда не подведет.

Нам всем нужны Герои, и я не разделяю снобистского мнения о том, что комикс-боевики –тупое кино для жвачных животных. Только живые Люди создают Героев, создают Богов. Если смотреть современные сказки с открытым сердцем, позволить архетипу Героя спасать и защищать людей, мы можем соприкоснуться со светлым, мощным образом в собственной душе. Можем приблизиться к пониманию нюансов и особенностей личного Героя. Какой он у вас? Мужчина или женщина? С примесью Тени или чистый ангел? Иногда я даже играю со своими новыми знакомыми или клиентами в игру «Скажи мне, кто твой любимый супергерой, и я скажу, кто ты».

Подростки обожают комиксы, и это не удивительно, ведь первый осознанный период Тени «случается» с личностью как раз в пубертатном возрасте. Герой – это во многом подросток. Личность, делающая невероятный рывок из детства во взрослую жизнь. Именно в подростковом возрасте нужно особое внимание уделять работе и с Тенью (Бунтарем, Сиротой), и с Героем. Именно поэтому так эффективна система вызовов для подростков, когда они имеют возможность проявить свое упорство, энтузиазм, силу и совершить настоящие подвиги ради самоутверждения. Просто так, за медальку. Потому что Герой не может НЕ совершать подвигов.

Во взрослой жизни потенциал Героя также помогает в тысяче случаев. Сделать все запланированное и немного больше – это Герой. Пойти в спортзал, когда хочется валяться на диване – тоже Герой. Вымыть посуду перед сном – это вообще супергероический поступок. Знать, уважать и слышать собственное состояние Героя умение невероятно полезное, поэтому не спешите отмахиваться от популярных фильмов-комиксов: наблюдательному уму всегда есть, что заметить, а открытому сердцу – чем вдохновиться в таких историях. Предлагаю повнимательнее присмотреться к архетипу Героя в современной его ипостаси. Супергероической.

Во-первых, разберемся с этой приставкой –«супер». Почему не просто Герой? Ответ кроется в базовых ценностях современного общества. Либеральное и гуманистическое мышление отвергает идею неравенства людей. Это раньше были люди, герои и боги. Сейчас мы все – ценность и практически божество. Поэтому латинская приставка «супер» («сверх») помогает героическому персонажу в мире равных людей стать на голову выше. Вот такой парадокс, образец двойных стандартов в самом корне популярной культуры. А все потому, друзья, что коллективное бессознательное понятия не имеет о наших играх в толерантность и всеобщее равенство. Психика ЛЮБИТ иерархию и упорядоченность, а архетипы намного древнее самой идеи о значимости человеческой жизни. Увы или ура, не знаю, просто факт.

Итак, Супергерой – это современная инкарнация архетипа Героя в мире, где «все равны, но некоторые равнее» (по выражению Джорджа Оруэлла). Разберемся, откуда есть пошла история супергеройская. И каков он вообще - Супергерой 21 века?

Символика, типология и эволюция Супергероя
Известная поговорка гласит: если хочешь что-то спрятать, положи на самое видное место. «Самым видным местом» современной поп-культуры являются популярные приключенческие книжки в картинках, или комиксы, и спрятана в них, ни много ни мало, львиная доля идеологии человечества 21-го века.

Комикс как особый жанр литературы появился достаточно давно, еще в начале 20-го века. Однако «золотой век» комикса пришелся на 1940-е годы, когда авторы «Marvel Comics» и «DC Comics» создали своих всемирно известных персонажей – Супермена и Капитана Америка. Комикс пережил периоды упадка и «возрождения», пантеон комикс-героев разросся до колоссальных размеров, и на сегодняшний момент журналы и кинофильмы, описывающие приключения некоего Супергероя (или группы суперлюдей) являются одним из самых популярных, востребованных и экономически выгодных предприятий в сфере массовой культуры. Существуют целые гильдии комикс-героев для разных возрастных и половых групп – начиная с команды фей или школьниц-супергероев для маленьких девочек и заканчивая откровенными комиксами «для взрослых». Однако в каком бы жанре не разворачивалось действие комикс-истории, в ее центре всегда находится Супергерой. Этот персонаж един во всех своих множественных ипостасях, самыми востребованными из которых стали: силач, обладающий суперсилой; обычный человек, получивший суперсилу; мутант; волшебник или фея; борец с нежитью (вампирами, зомби, оборотнями и проч.); представитель вида нежити, вступивший в войну с сородичами ради защиты людей и т. п.

С точки зрения психологии масс, комикс вполне можно считать недооцененной рефлексией общества. Подобно тестам Роршаха и методу свободных ассоциаций, комикс помогает исследовать коллективное сознание и бессознательное, а порой и конструировать последние по заданному образцу. Как бы ни хотели сильные мира сего польстить себе мыслями о собственном величии, на сознание людей и судьбы обществ оказывают поистине значительное влияние не Пентагон и Устав ООН, а компания «Marvel Comics» и истории о людях Икс. Разумеется, сюжеты комиксов не представляют большого художественного интереса, поскольку «все это уже было». Комикс и не может быть новым, потому что его основа, как и основа мифа, - вечные архетипы и сценарии, заложенные в общей памяти человечества. Вокруг комиксов, их персонажей и сюжетов формируется и популярный комикс-дискурс - совокупность любых речевых или графических образований, субъект, адресат или содержание которых относятся к комиксу.

При всем многообразии супергероев, у них есть обязательные и универсальные атрибуты. Основными символами Супрегероя являются его «суперсила», особая «маска» (костюм), а также специальное супергеройское «имя».

«Суперсилой» можно назвать такие качества героя, которые в совокупности дают ему возможность стать «над обществом и законом», над обычными людьми и, тем более, злодеями. Приставка «супер» в данном случае полностью оправдывает свою изначальную латинскую семантику – особая сила возвышает своего обладателя и дает ему право «сверху» (лат. «super») решать судьбы мира. Суперсилой могут быть паранормальные способности, уникальные физические данные, владение боевыми искусствами или магией, новейшие технические разработки. Источником непревзойденной мощи так же может стать что угодно – от внеземного гаджета («Зеленый фонарь») до укуса насекомого («Человек-паук»). Откуда бы ни взялась и в чем бы ни заключалась суперсила, Супергероя без нее не бывает.

«Маска» - это особенный внешний вид Супергероя, символизирующий его высокую миссию и в большинстве случаев скрывающий его «нормальное» альтер-эго. Ритуальное значение костюма или маски хорошо известно антропологам, психологам и культурологам. А.Ф.Лосев в «Диалектике мифа» указывает на «мифичность» любого костюма, даже самого ординарного, не говоря уже о «спецодежде» - рясе монаха, колпаке палача, доспехах ряцаря и т. п. Маской Супергероя может стать не только костюм, но и приметные внешние черты (особенная прическа, манера поведения, речь, клыки и бледность у вампиров, «повышенная волосатость» оборотней и др.)

«Имя» Супергероя – это альфа и омега его сущности, символ его суперсилы и супергероизма. Супергерой вынужден давать особое прозвище своему альтер-эго, одновременно с этим продолжая носить простое человеческое имя в «реальной» жизни. Без звучного и запоминающегося имени не может нормально функционировать ни один Супергерой или Суперзлодей. Традиция давать супергероям комиксов особенные имена сопоставима с древнегреческим мифотворчеством, индейским таинством присвоения тотемов или ритуалу крещения младенца. И подобно древнему греку, который при слове «Афина» мысленно воспроизводил целую систему символов и верований, современный поклонник комиксов реагирует на имя «Росомаха» совершенно особым образом. Имя Супергероя порой становится нарицательным, как это произошло с именами Супермена и Бетмена.

Маска, костюм, особое имя – все это приметы классического юнгианского архетипа Персоны. Интегральный архетип вбирает в себя все наши мысли, ощущения, шаблоны поведения, связанные со статусом и ролью в обществе. И снова мы видим за мучительным поиском масок и статусов «незрелую» личность. Подростка, которому часто снятся сны «без штанов посреди всего класса»...

Помимо основных символов супергеройства существуют еще и вполне определенные типы супергероев. Рельефно выделяются, как минимум, три супергеройских и два суперзлодейских психотипа.

1. «Супермен».

Классический тип Супергероя – безупречный и благородный. Старается никому не причинить зла (Супермен), служит идеалам добра и справедливости (Капитан Америка) и в рамках этой службы не переступает пределов законности, хотя мог бы легко это сделать (команда людей Икс во главе с профессором Ксавьером).

2. «Плохой хороший парень».

Не вполне состоявшийся Супермен, как правило, лишенный внутренней гармонии, подверженный простым человеческим страстям – гневу (Росомаха, Электра и многие другие), жажде мщения (Бэтмен), унынию и тщеславию (Железный Человек), неуверенности в своих силах (Человек-Паук и Зеленый Фонарь). Балансирует на грани законной борьбы со злом и беспредела.

3. «Темный рыцарь».

Супергеройский вариант Геракла, по ошибке убившего своих детей. Герой, не контролирующий свою суперсилу (Халк) либо против воли использующий ее во вред себе и людям (Хэнкок). По большому счету, такого Супергероя нельзя назвать положительным персонажем, поскольку его однозначная приверженность силам Добра или Зла становится очевидной далеко не сразу. В большинстве случаев «доброта» таких героев обусловлена не альтруизмом или состраданием, а какими-то иными мотивами, поскольку «Темные рыцари», как правило, мизантропы и откровенные социопаты. В качестве ярких примеров можно привести популярных героев детских мультфильмов – Шрека, Мегамозга, злодея из мультфильма «Гадкий Я». Более взрослая аудитория с восторгом принимает другой вариант «Темного рыцаря», частично выросшего из комиксов, - доктора Хауса.

4. «Симпатичное чудовище».

Суперзлодейский типаж, очень близкий супергеройскому «Темному рыцарю» с той лишь разницей, что на этот раз персонаж в конце концов оказался на «неправильной» стороне. В комиксах и кинематографе этому персонажу авторы уделяют чуть больше крупных планов, чем иным злодеям, пытаются раскрыть его историю и психологические мотивы. Магнето, Мистик и другие «противники людей» из числа мутантов в саге «Люди Икс» - хрестоматийный пример такого вызывающего сочувствие злодея.

5. «Доктор Зло».

Самый что ни на есть суперзлодейский типаж. Абсолютное зло, порождающее насилие без каких-либо зазрений совести. Вечный противник Супермена Лекс Лютор, Джокер и Пингвин из «Бетмэна», живодер Страйкер из «Людей Икс» - список злодеев также велик и разнообразен, как и список супергероев. Тем не менее, фигура Суперзлодея в комикс-дискурсе всегда отличалась большей цельностью и однозначностью, нежели образ Супергероя.

Одного взгляда на приведенную типологию супергероев и суперзлодеев хватило бы, чтобы понять всю уникальность эволюции современного супергеройства. В момент своего появления Супергерой комикса был абсолютно положительным героем, который, даже имея суперсилу, крайне редко преступал черту закона. Мрачный Бэтмен впервые в истории комикса занялся супергеройским беспределом, бросив тень на лучезарный образ Супермена. В 1960-х раздираемый внутренними противоречиями подросток Питер Паркер, Человек-Паук низводит Супергероя до уровня простых смертных, а мутанты среди обычных людей – люди Икс – смешивают комикс-дискурс с острой общественно-политической дискуссией о вопросах равенства, толерантности и безопасности.

Сегодня Супергерой встроен в реальность так же прочно, как Макдональдс или Мадонна. На страницах комиксов и киноэкранах обычные люди неожиданно для себя обретают суперсилу, получают новое символическое имя, надевают маску и становятся супергероями. Более того, суперзлодеи становятся супергероями, малопривлекательные типы, вроде Шрека или Хэнкока, под воздействием окружения переходят на «светлую сторону силы». Суперсила в руках такого неоднозначного Супергероя больше не выглядит даром миру и человечеству, да и сам Супергерой нередко тяготится своей новой ответственностью. Супергерой выходит за рамки закона, общепринятого порядка, но его двойные стандарты все еще преподносятся как необходимое зло или досадное недоразумение, выигрышный сценарный ход. Игра со смыслами и правилами приводит авторов комиксов к вопросу «Чем Супергерой лучше Суперзлодея?»

Таким образом, герои современной мифологии, особенно супергеройской, год от года становятся все более сложными, их истории и мотивы – более драматическими. Это больше не Ясон, любимец богов в сияющих доспехах, и даже не благородный разбойник Прометей. Это Сизиф, обреченный тягать до бесконечности свой дар-проклятие, свои суперспособности, потому что это его судьба: камень без Сизифа мог бы кого-то убить или покалечить.

Более того, в последние годы наблюдается тенденция «очеловечивания злодеев». Танос из Вселенной «Марвел» или Джокер из мира DC – яркие тому примеры. Психопаты, которых можно понять. В 2019 году Джокер даже удостоился отдельного фильма, и это первое кино, целиком посвященное комикс-злодею.

Вселенная «Марвел» и «DC Comics» сегодня еще в большей степени, чем реальная планета Земля, вошла в эпоху сложных и двусмысленных главных героев, абсолютные значения добра и зла стали важны менее, чем когда-либо. Мода на сложносочиненного Супергероя свидетельствует как о развитии жанра, так и о растущих потребностях массового зрителя (читателя), который требует от главного героя близости, человечности и двойственности. И если закрытый дискурс элитарного фестивально-авторского искусства остается глухим к чаяниям широких масс, продолжая штамповать унылые истории псевдосложных героев, то комикс-дискурс чутко реагирует на общественные умонастроения. Супергерой сегодня начинает осознавать свой личный двойной стандарт, ответственность суперсилы и все чаще отказывается от маски. Оставаясь все еще «супер», он пытается выйти за условные границы легенды и стать человеком. Впрочем, человеком, устанавливающим собственные стандарты и правила. И поскольку действия Супермена двойными стандартами никто ни разу не назвал, разумно предположить, что к такому варианту неравенства обыватель относится более чем лояльно. Свобода рук для Супергероя – прекрасный образец либерального двойного стандарта.

Немного самокритики:
Супергерой или Неудачник?

Одним из самых интересных остается вопрос о причинах вневременной популярности идеи супергеройства. Один из вариантов ответа предлагает сам комикс-дискурс. Суперсилу хотят обрести «суперслабые». Об этом свидетельствуют и невероятно популярные в последнее время фильмы-пародии на супергеройские боевики, а также многочисленные вариации на тему мутантов, зомби и прочей нежити.

Герои комикс-пародий («Пипец», «Защитнег», «Красный фонарь» и т.п.) - люди слабые, иногда почти клинические идиоты, неудачники, либо еще недостаточно зрелые, для того чтобы встретиться с реальной жизнью лицом к лицу, либо уже сломленные обстоятельствами. Это «кидалты», взрослые дети и инфантильные взрослые, как две капли воды похожие на любого недовольного собой и жизнью подростка. Единственный выход для себя они видят в том, чтобы «надеть костюм», взять в руки оружие и стать Супергероем. Дальнейший сценарий, как в саркастическом трэш-боевике «Пипец» или драматическом фарсе «Защитнег», сводится в целом к избиению мелких бандитов и почти случайному вмешательству в дела действительно крупного злодея.

В популярных среди молодежи трэшовых комедийных боевиках («Добро пожаловать в Зомбиленд», «Планета страха» и прочие «Рассветы мертвецов») эксплуатируется другой сценарный ход, но героями остаются такие же «середнячки» и даже неудачники. Эти комические персонажи попадают в новый мир, населенный мутантами, зомби, зараженными недочеловеками, и неожиданно для себя становятся в некотором роде «избранными». Действительно, самый простой способ стать Супергероем – это выжить в окружении зомби! Когда весь мир населяет нежить, нелюди, само собой разумеющимся становится более высокий статус любого выжившего человека. Он автоматически становится героем, вне зависимости от того, кем он был раньше, в «нормальной жизни». Гениальная простота этого сюжета завоевала симпатии миллионов молодых людей, а истории о зомби и мутантах гарантировано занимают лидирующие места в рейтингах кинопроката. Особняком стоит суперуспешный сериал «Ходячие мертвецы», подробно разрабатывающий вопрос выживания и взросления не только личности, но и общества. Этот проект заслуживает отдельной статьи, поэтому пока на нем останавливаться не стану.

Быть кем угодно, только не собой – это желание подростка. Трудно понять и тем более принять тот факт, что современное общество настолько пронизано осознанием собственного бессилия и подростковыми комплексами неполноценности. Утверждать, что у современного зрителя или читателя, нет выбора, неверно. Фильмы и книги о простых людях и их простых жизнях выпускаются в свет в достаточном количестве и в хорошем исполнении. Однако, можно ли сравнить тиражи книг Людмилы Улицкой и комиксов «Marvel»? Кинозритель или читатель предпочитает комикс-истории не потому, что не имеет выбора, а потому что они ему близки и понятны. А вот что именно близко – горячее желание наказать несправедливость, подавленная агрессия или ощущение бессилия, компенсируемое мечтой о суперсиле, - это еще необходимо понять. Каждому про себя.

Почему обыватель так легко «прощает» очевидный двойной стандарт своему Супергерою и что за этим кроется? Каковы закономерности и особенности дискурса о Супергерое? Насколько важно каждому из нас обрести свою суперсилу и создать свою маску? Популярный комикс-дискурс способен задать еще множество вопросов и загадок, разыгрывая вечные сцены из Гомера или Овидия, Библии или Шекспира под прикрытием развлекательного действа «для народа».

Комикс-боевик – это «дух времени», кино обманчиво простое на вид, но способное многое рассказать о мире, обществе и нас с вами. Архетипические истории не бывают глупыми. Мое искреннее пожелание каждому, кто входит в кинозал с 3Д-очками и пачкой попкорна: смотрите не только на экран, но и в глубину собственной души. Мы все должны ясно понимать, зачем нам Супергерой прямо сейчас – для компенсации трусости или обретения смелости?

Екатерина Булипопова / Ноа Дельфи (с) 2019